No_Censor
*CENSORED* *CENSORED*


IV


Холодно и пусто. Два слова, которыми можно было описать все окружение Белого. С момента злополучного разговора прошло уже достаточно много времени, чтобы все обдумать и решить для себя, зачем все это было сделано и к чему привело.



Коля ходил по ставшей неоправданно большой квартире. Каждая комната казалась целым ангаром, в котором не было ничего, кроме ветра и серой темноты. Это пространство уже начинало давить и даже пугать, так что пару раз ему приходилось закрыться в ванной, чтобы не задохнуться в этом моральном вакууме. Однако мысли в голове крутились в точности противоположные.



Но несмотря на всю ситуацию, которая сложилась, Белый был рад, что все рассказал и облегчил свою душу. Хотя и сокрушался на счет того, насколько грубо и жестко все было выполнено.



«Если бы я сделал это все более расторопно и тактично, то такого исхода можно было бы избежать. Леха, он, конечно, ранимый, но не совсем истеричка. И голова на месте. Понял бы все и простил, а так я просто взял и разбил ему сердце. Неоправданно и чисто из собственной прихоти. Ну это же глупо! Что я могу поделать с тем, что не могу принять его своей парой. Не мое это. Не жертвовать же мне собой ради его прихоти. Я ему не Мать Тереза. Ха!» - Коля нахмурился, стоя посреди ванной и глядя на себя в зеркало. Эта идея прокручивалась в его рогатой голове снова и снова, будто пытаясь выдавить все остальные. Однако вскоре от собственного сурового вида Белого начало воротить, а потому он вздохнул и опустил взгляд в раковину. Его руки до хруста сжали керамическую поверхность.

«Эх. Но все равно это было очень грубо и жестоко. Неоправданно грубо и жестоко. Надо все же извиниться. Может он переступит через гордость? Хотя… Не думаю. Но попытаться-то надо. Ведь какой я друг, если после всего, что было между нами, я его просто брошу в одиночестве.» - на этом он даже немного успокоился, поставив перед собой задачу на ближайший день.

Однако эта надежда разбилась, стоило ящеру взять телефон и набрать номер. «Здравствуйте, вы позвонили в квартиру Н… п-ш-ш-ш-ш… – приятный женский голос внезапно оборвал белый шум, происхождение которого не было определено и по сей день - …вых. Оставьте свое сообщение и мы вам перезвоним». Мобильник чешуйчатого был просто выключен.



Со своих аккаунтов Бурый тоже не выходил на связь и везде числился «не в сети» с того дня, как он вернулся с практики. Причем, на одной из страниц в статусе было написано: «Возвращаюсь домой раньше срока. Чувствую себя зеком на условно-досрочном. Интересно, откуда я знаю, как чувствуют себя зэки на условно-досрочном о.О». Увидев это, Коля тихо хмыкнул себе под нос. Если бы он чуть чаще проверял сообщения, а не был бы настолько увлечен собственной крутостью в постели в Настей, то мог бы вполне заметить это и успеть приготовиться более основательно. А значит, что все это можно было бы избежать. Однако, настолько же Белый был уверен и в том, что он никогда бы этого не сделал. Уж слишком он не любил всех этих электронных друзей и прочую лицемерную мишуру. А использовал он эти платформы только, как базы для вывода своих работ в сеть, связи с работодателями и выполнения заказов. Ну и легкого издевательства над теми наивными болванами, которые решили, что перекинувшись парой сообщений и встретившись разок в реале, они стали лучшими друзьями с Белым. Легкое подтрунивание и возвращение несчастных с небес на землю всегда поднимало ему настроение.

Однако сейчас ему было не до этого, а потому он с чистой совестью прокрутил непрочитанные сообщения от этих самых кадров, а так же нескольких девушек с параллели. Кто-то делился забавными картинками, кто-то спрашивал домашнее задание, а кто-то просто хотел встретиться. Однако эти обращения так же были с совершенно чистой совестью проигнорированы. Коля выискал парочку старых страниц Бурого, с которыми он несколько лет назад игрался, и в каждую из них написал по три сообщения с извинениями и просьбой выйти на связь.



На этом ноутбук был оставлен в покое, а сообщения на автоответчик и попытки дозвониться пошли по второму кругу. Но, как ни странно, так и не заимели успеха. Окончательно выдохнувшись, Коля откинул телефон и растянулся на кровати, с пугающим интересом начиная разглядывать конструкцию шкафа над своей головой. Промелькнула мысль, что у изголовья не помешало бы зеркало, а на место лампы можно было бы повесить экран, чтобы работать, и смотреть телевизор можно было бы в самых безумных и неудобных позах. Однако эти мысли быстро канули в лету от воспоминания, о практически пустом счете, и кошельке, набитом мелочью.

Наконец, уставший от самого себя и своих мыслей, ящер поднялся и с привычной ловкостью оделся в толстовку и теплые джинсы. Он направился на улицу с явной целью развеяться и прогуляться в сквере под домом, но внезапно ноги сами понесли хозяина напрямик через парк в сторону остановки. Так что мохнатый очнулся только уже в автобусе под редкими косыми взглядами малочисленных пассажиров. Кто-то смотрел с любопытством, кто-то с презрением, а кто-то и вовсе боялся встретиться глазами с нелюдом, старательно пряча их куда-нибудь. И ехал Коля по уже хорошо знакомому маршруту в старый район города. Он быстро понял, куда его так сильно повлекло, но против он не был. «Если не выходит связаться, то может просто вломиться?» - Первая хорошая мысль за весь день осенила рогатую голову.



А суровая реальность, уже практически играючи, разбила и эти мечты. Прибыв к дому Леши, Белый с нескрываемым удивлением обнаружил то, что ключ к замку больше не подходит. Когда Бурый успел сменить замок, осталось для Коли загадкой навсегда, однако сам факт оставался фактом. Мохнатый еще минут десять постоял под дверью и подолбился в нее руками, ногами, хвостом, рогами, однако ответа так и не дождался. С улицы он внимательно осмотрел старую высотку, но наличие света или открытых окон в нужной квартире не обнаружил. Осталось только смириться с не слишком правдоподобной теорией о том, что чешуйчатого нет дома и вернуться назад.

Но сначала, Белый все же покараулил под окнами. Сколько именно это замет времени, он не думал, а потому стоял до тех пор пока окончательно не замерз. Это произошло часа через три. Из последних сил мохнатый тяжко и гулко вздохнул, будто бы надеясь тем самым вызвать жалость у самой Судьбы, но ничего не произошло. А потому, закутавшись посильнее в свою толстовку и шарф, а так же распушившись по возможности, парень отправился обратно.

Через час он уже сидел на скамейке под стеклянным куполом в свете большого круглого фонаря, пробивающегося через аккуратную, еще не опавшую, листву дерева. Он перебирал пальцами ног лежащие на тротуаре листья, а хвостом заметал небольшие кучки под ними, совершенно не страшась замарать и запачкать шерсть, как это обычно бывает. Он слишком глубоко провалился в себя и в проблему, в которой он оказался.



За этим времяпрепровождением он потерял еще пару часов, так что, уже ближе к позднему вечеру, когда мелькавшие вокруг время от времени люди начали расходиться, парень наконец смог вынырнуть из омута сознания. Дальнейшие полчаса он осматривался вокруг и пытался расслабиться, насладившись окружающей красотой. Но иногда Белый все же ловил взгляды искреннее удивленных детских глаз, впервые в жизни увидев такого «зверька». А ответы на вопрос: «Мама, кто это?» и вовсе заставили Колю пару раз улыбнуться. «Это наш сосед» - назидательно и беззлобно отвечали они.

Но одному сорванцу оказалось мало такого ответа. Маленькая девочка лет 5 с ярко-рыжими бантами в косичках подбежала к интересному незнакомцу. Эти банты были настолько большими, что было просто удивительно, почему ее не унесло в небо, как воздушный змей.



- Чего тебе, малышка? – С мягкой ненавязчивой улыбкой поинтересовался мохнатый, наклоняясь к ней ближе и пристальнее рассматривая.

Ее волосы имели темно-рыжий, почти каштановый, цвет, но вот все лучезарное лицо было усыпано веснушками.

- А вы… детей кушаете? – С прямотой и уверенностью в голосе заявила она, явно пытаясь всем своим видом показать, что не боится собеседника. – А то мне мама вечно рассказывает, когда я плохо себя веду, что придет из соседней квартиры рогатый страшный дяденька и съест меня!

- Что за глупости? Я разве страшный?



Белый фыркнул и наигранно надулся, отворачиваясь от девчушки, а заодно взглядом выискивая ее мать. Одна женщина на детской площадке, расположенной в метрах 50 от них, как раз тревожно оглядывалась и кого-то искала. Ее лицо так же было все усыпано веснушками.



- Но ведь рогатый! – Парировала беглянка, делая грудь колесом и слегка стукая кулаком ящера по колену.

- Ай! Ну и что с того? Я вообще вегетарианец. Но вот если продолжишь меня бить… - Коля неожиданно подался вперед, нависая над девочкой и скалясь уже во всю свою зубастую пасть. – То для тебя я сделаю и исключение.



От такого всю храбрость ребенка сдуло как ветром, а она сама вжала голову в плечи и боязливо отступила.



- Хорошо, не буду, дяденька.

- Ну, вот и умничка. Вон там, кстати, не твоя мама случаем бегает? Кажется, тебя ищет.

- А? Ну да, ищет. А я убежала.

- Так вернись. Зачем же маму расстраивать?

- А вот не хочу!

- Это что за капризы? - Мохнатый вскочил с лавки, делая максимально суровый вид и скрещивая руки на груди. – Юная леди, а ну ка быстро вернулись к маме!

- Нет! – Нахохлившийся и напрягшийся ящер только заставил девчушку посмеяться.

- Ну, мне что за ручку тебя отводить, как маленькую? – Не стал гнуть свою линию ящер и сразу же поник.

- Нет, я вас не знаю, а потому никуда с вами не пойду.

- Ежкин трест и зубы Вельзевула! Так, ты ничего не слышала, ясно? И так. – Белый опустился на корточки перед девочкой и протянул ей указательный и безымянные пальцы. – Меня Николаем звать…

- Ольга. – кокетливо поклонившись, ответила рыжая и крепко сжала всей своей пятерней пальцы.

- Теперь идем?

- Идем.



Наконец, парень с чистой совестью смог повести ребенка обратно к уже бледнеющей матери. Когда она увидела эту парочку: большого и рогатого нелюда с ребенком – она напряглась, но спешно пошла им на встречу.



- Что же вы за ребенком-то не следите? – без какого-либо укора в голосе обратился к ней Белый.

- Дык, уследишь тут. Вон, носится-то как. На секунду отвернешься, а ее уже и след простыл. - когда они поравнялись, мать подхватила свое дитя на руки и прижала к себе, постепенно расслабляясь. Она робко и осторожно, словно боясь сделать что-то запретное, окинула парня взглядом и неловкой улыбнулась, когда встретилась взглядом со светлыми фиолетовыми глазами. - Вы уж извините, если она вам хлопот доставила.

- Да ничего страшного. Она очень общительная у вас и умная. Не пропадет нигде, хехе. – отмахнулся Коля и улыбнулся, уже разворачиваясь, чтобы вернуться на лавку. То, как смотрела на него испуганная мамаша лишь заставило его усмехнуться и отметить про себя, что чем моложе люди, тем легче и лучше они воспринимают таких, как он.

- Постой! Еще кое-что! – громкий голос девочки заставил ящера развернуться и подойти обратно.

- Что еще? – Белый скорчил недовольную морду, еле сдерживая улыбку.

- А можно тебя… Погладить?



Это заявление ввело в ступор обоих взрослых, которые переглянулись.



- Ну, ты ведь не страшный, да? И не кусаешься. Значит можно?

- Ну, попробуй.



Рогатая голова склонилась вперед, а робкая детская ладошка с вожделением стала поглаживать и перебирать белый мех, гладить плотные яркие чешуйки, и постукивать пальцем по черным рогам.



- Не стучи, мне это в голову здорово отдает…

- Все, я закончила! – так же неожиданно воскликнула малышка и поджала руки, обратно прижимаясь к матери.



Они все распрощались и Белый снова вернулся на скамейку. Вскоре так называемое детское время закончилось, и он оказался совсем один на аллее, только поблескивая отполированными рогами в электрическом свете. Легкое и ненавязчивое приятное ощущение от встречи постепенно тонуло во мраке все никак не покидающих голову мыслей. Так что вскоре мохнатый вернулся к тому, с чего и начал свое уединение в парке.



Однако покой продлился не долго, и среди стволов деревьев зазвучал звонкий стук каблуков по дорожке. Парень поднял глаза и увидел хорошо знакомую блондинку, которая широко заулыбалась, только завидев Белого.



- Привет. – она селя рядом, улыбаясь и весело поблескивая глазами. – Не против немного погулять?

- Извини, но…. Кажется я свое на сегодня уже отгулял.

- Решил побыть немного один? Извини, я не хотела тебе мешать.

- Нет, что ты. Все хорошо. Как раз дома очень одиноко. Никого нет. А мне хотелось, чтобы вокруг был хоть кто-то…

- Что-то случилось? – Лицо блондинки стало более напряженным и озабоченным. Она осторожно положила ладошку на мягкое плечо, словно пытаясь его потрепать.

- Да так… Мелочи. Ну, вернее не совсем и мелочи. Мало приятного, в общем. – ящер видимо занервничал, словно не уверенный, как лучше всего обозначить сложившуюся ситуацию. – Я с другом поругался. И теперь на душе погано и совесть гложет за то, что я с ним так обошелся. Он ведь не виноват в этом…



Коля понял, что уже начинает увлекаться и больно прикусил язык, зажмурившись и опустив голову в болезненном стоне. Девушка в этот момент обняла мохнатую шею и потянула к себе, с еще большим сочувствием заглядывая в фиолетовые глаза.



- Это все из-за меня? – ее голос задрожал, словно она была готова расплакаться.

- Что ты! Нет. Это мои тараканы. Не впутывай в это себя. То, что случилось – это была маленькая неудобная ситуация. Не более.

Белый моментально изменился. Испугавшись того, что Настя примет все на свой счет, он чисто на рефлекторном уровне стал ее разубеждать. В нем включилось желание отгородить близкого человека от проблемы, к которой она не должна иметь отношения по его мнению. Голос снова стал уверенным, а взгляд чистым и спокойным, хотя внутри обида и вина сжались еще крепче и заныли сильнее.

- Знаешь. Зато в том есть один плюс. Квартира снова полностью в моем распоряжении. Не зайдешь на чашечку чая?

- Ох, ну я даже не знаю. Меня дома мама ждет, да и ты сегодня какой-то странный. Мне кажется, что ты все же хочешь побыть один.

- Нет, я настаиваю. Мне сейчас нужна простая не обременяющая компания. Кто-то с кем я могу поговорить по душам, расслабиться или просто посидеть и помолчать о чем-то вместе. Прошу… - мохнатый сделал, чуть ли не умоляющие глаза, вставая и утягивая девушку за собой.

- Уух. Ну ладно. – весело заулыбалась блондинка от того, насколько забавную морду скорчил парень, и поддалась, поднимаясь вместе с ним.



И они медленно направились к дому. Настя молча прижалась к своему спутнику боком, смущенно улыбаясь и иногда заглядывая в буквально оттаивающие глаза. Напряженные и болезненные мысли начинали уходить, а взбудораженные чувства оседали обратно на дно души. Ящер постепенно расслаблялся и успокаивался, а вскоре и вовсе приобнял девушку за ее острые плечи, согревая их своим теплом.



Этим же вечером они сидели на кухне. Белый в легкой задумчивости потягивал чай, разглядывая мелькающие за конами черные силуэты птиц, покидающих свои родные края для того, чтобы ненароком не столкнуться с холодной и суровой зимой, которая уже наступала на хвост первыми вечерними заморозками. Настя сидела рядом в обнимку со старым пластиковым планшетом, в зажиме для бумаг которого был крепко закреплен обычный лист А4. За ухом девушки располагался простой карандаш, а все пальцы были измазаны в чем-то черном. Она держала небольшой прямоугольный кусочек черного материала, которым водила по карандашному наброску на бумаге.



- Ты там скоро? – неожиданно прервал молчание Коля, поворачивая голову к ней. – А то у меня уже чай остыл и шея затекла.

- Да-да, я уже почти закончила. Можешь снова двигаться. – От усердия и увлеченности блондинка даже высунула кончик языка.

- Покажи, что получилось.



Ящер поднялся с дивана и зашел за спину девушки, разглядывая результат ее трудов. Его морда постепенно менялась с расслабленной, на немного недоумевающую и напряженную.



- А это еще кто? Ты же говорила, что это просто будет портрет.

- Ну, понимаешь. Рисование – это дело творческое и тонкое. А вдохновение, оно иногда меняет все планы… - смущенно улыбаясь, хихикала Настя, убирая взгляд.



На картине были изображены два силуэта. Вернее две головы. Одна была сделана схематично и карандашом, а вот вторая, проработанная гораздо детальнее и уже обведенная яркими черными полосами, явно принадлежала ящеру, который с увлечением и страстью целовался с той самой незаконченной персоной. На его щеке располагалась явно женская, элегантно изогнувшаяся, рука с длинными полусогнутыми пальцами.



- А если ты обнаженной натурой попросишь меня побыть, то мне жать порнографию со своим участием? – продолжал возмущаться мохнатый, активно фырча при этом.

- Не жалуйся. Тебя и так рисуют просто так, а ты еще причитаешь. – все так же добродушно и легко отвечала девушка, оставляя незаконченный рисунок и отправляясь к раковине отмывать руки.

- А что мне за это еще и платить надо?

- Ну, многие именно это и делаю.. И платят весьма крупные суммы.

- Пхахах, да что это за ид…

- До 200$ - прервала его Настя уже более ровным и холодным голосом.



Тут Белый замолк окончательно, ошарашено глядя на собеседницу и не решаясь больше ничего добавить. Закончив приводить себя в порядок, девушка улыбнулась и подошла к парню, начиная ласково и игриво шептать.



- Ну все-все. Успокойся. Тебе-то это не нужно. Так что не бери в голову. Да и денег таких у тебя долго не бывает.

- Да нет, я вообще о другом. Почему я только сейчас об этом узнал?

- А разве это играет такую большую роль?



Пальцы девушки заскользили по шее и ключице парня, который все никак не хотел двигаться.



- Естественно! Если бы я знал раньше, то сейчас бы лучше тебя рисовал!

- Ага, конечно. Пикассо ты мой. – блондинка только рассмеялась, подхватывая ящера под руку и утягивая за собой в комнату. – Между прочим учиться никогда не поздно.

- Нэ. Уже поздно. Мне лень. - на этот раз он поддался и последовал за ней, не прекращая ворчать.



На следующее утро они проснулись вместе. Старательно расчесанный и примятый мех самца превратился в объемный и теплый пух, будто у огромной плюшевой игрушки. В него робко тыкался своим острым кончиком розовый нос, выглядывающий из-под копны взъерошенных светлых волос. Шуршание ткани постельного белья и тихие утренние постанывания просыпающегося человека начинали все чаще раздаваться в спальне, пока не были прерван громким и протяжным зевком, переросшим в сдавленный рык.



Белый протер глаза кулаком, с трудом их разлепляя, и попытался сфокусировать взгляд. Однако ничего не мог разглядеть кроме светлого большого пятна возле своего носа. Когда же он смог собраться с мыслями, то увидел нависающую над собой девушку, счастливо улыбающуюся и потирающуюся своим носиком о его широкую прямоугольную морду.



- Доброе утро, мохнатик. – весело зазвенел ее голос.

- Ммм. Я не пойму, это мне солнце глаза слепит или ты волосы распустила? – Убирая со своей морды светлые локоны, сонно проворчал зверь, улыбаясь.



Настя засмеялась, нежно поцеловав лоб ящера, приподнялась повыше и пальцами стала расчесывать непослушную шевелюру между рогов, почти кладя свою грудь на морду Коле. Тот все еще туго соображал спросонья, однако вполне резво подался вперед и стал с приглушенным хихиканьем ласкать девушку губами и руками, оглаживая плавные изгибы ее тела, прикрытого одним одеялом.



- Ты мой светлый лучик в темном царстве. – наконец проговорил парень, оторвавшись от женских прелестей и облизываясь.

- А ты мастер комплиментов. – прошептала в ответ девушка, густо покраснев.

- М-дам. Я знаю. Хехе.



Коля неожиданно подхватил Настю за талию и перевернулся вместе с ней на бок, снова оказываясь нос к носу и пристально глядя в глаза.



- Ну-с? Чем сегодня займемся?

- Мммм. Не знаю. Мне хочется куда-нибудь прогуляться.

- Парк?

- Слишком скучно. Красиво, но надоело. Хочется чего-то более захватывающего.

- Экстремальный парк?

- Что? Нет, ты же забьешься в самый дальний угол на первой же высотной точке. – блондинка засмеялась, только сильнее дразнясь

- И не подумаю! – обиженно буркнул Белый, нахмурившись, хотя самого на мгновение бросило в холод от воспоминания о том, как конструкция с прозрачным полом медленно покачивается под ногами на высоте в пару сотен метров над землей. – Ну, тогда парк развлечений.

- Да ну. Там все такое липкое и яркое. К тому же очень шумно. Может лучше на какую-нибудь выставку?

- Как хочешь… Парк, так парк.



Заключив это, Коля неожиданно юрко для своих габаритов выскользнул из-под девушки и перекатился на пол практически бесшумно, откуда уже поднялся и стал приводить свой распушенный мех в норму.



- Эй! Я не помню в перечне твоих фобий современно искусства! – Обиделась уже Настя, садясь на кровать, замотавшись в одеяло, и сердито сверкая своими голубыми глазками.

- На современное искусство у меня аллергия после нашего последнего похода на выставку. Та скульптура конской головы из замороженной плоти кастрированных жеребцов мне до сих пор в кошмарах снится!

- Ты сам настоял на том, чтобы идти туда. Я вообще планировала посмотреть с тобой «ньюмодернистов».

- Так я-то думал, что там будет легкая эротика, а не такая жестокая чернуха!

- Если все было так плохо, то почему ты не захотел уходить сразу, когда я предлагала?

- Потому что во мне взыграл внутренний еврей. Я на деньги, который отдал за билеты, могу неделю жить!

- Угу. Как же. Проел бы в первой же забегаловке. – окончательно надулась девушка, скрестив руки на груди и не смотря на парня.



Однако Коля лишь умиленно заурчал, глядя на нее в таком состоянии, а потом подхватил на руки и перекинул через свои плечи, унося в другую комнату под громкие визги и смех.



По прошествии нескольких часов они, уже одетые и собранные, выходили из квартиры. Их путь лежал в самый большой парк развлечений, который находился на другом конце города, а потому дорога предстояла долгой. Сначала парочка вышла на остановку, где села на один из ожидающих пассажиров автобус. На нем они проехали около получаса, после чего вышли на небольшой подземной площадке, которая напрямую была связана с Норой.



Этот воистину колоссальный подземный транспортно-технический комплекс располагался под центром Города и расползался во все стороны с просто поразительной скоростью. При строительстве этот проект назывался «Муравейник», но в народе эту конструкцию прозвали Норой практически сразу после открытия. Во многом из-за не слишком хорошей славы, которой обзавелись самые нижние уровни. Из себя она представляло целый подземный город, разделенный на улицы и уровни. Конструкция была настолько же сложной, насколько и продуманной. Она извивалась и изгибалась, чередуя желтоватый и ярко-белый свет электрических и ламп дневного света. В шаговой доступности всегда были небольшие забегаловки, магазины и заправочные станции, выстроенные в стенах тоннелей прямо вдоль проезжей части. Пешеходная зона была отделена от нее с помощью пластиковой ультра прочной сетки Рабица, которая играла на свету тысячами серебристых нитей. Каждые 500 метров дорожное полотно огибали закрытые переходы, многие из которых выходили на какую-то стацию метро. Кроме того в них всегда имелись грузовые и пассажирские лифты, служащие для более быстрого перемещения между уровнями.

Кстати об уровнях. Каждый из них соединял определенные дорожные полотна, ведущие в строго определенные направления. То есть, две совершенно разные улицы могли начинаться буквально друг над другом и разбегаться в разные концы города. Таким образом, чтобы перейти с одного крупного шоссе на друге, водителям приходилось выписывать фигуры высшего пилотажа по запутанным системам подъемов и тоннелей. Однако эта мера позволяла значительно обезопасить само движение, а так же разгрузить трафик.

А в последнее время все чаще элитные жилые комплексы, торговые и бизнес центры делали выход прямо в Муравейник. Вскоре после появления такой моды начали создаваться дома, которые полностью строились под землей и не имели вовсе прямого выхода на поверхность. Нора стала настолько самобытной и развитой системой, что в ней можно было жить, и вовсе не поднимаясь на свет божий, что, собственно, и делали некоторые жители города, чья советь перед законом была не чиста.

Но Настя не слишком любила эти места из-за неприятной атмосферы и сильно загазованного воздуха, так что парочка провела там минимум времени, быстрым шагом добравшись до ближайшего перехода и выйдя с него в метро.



Всю дорогу девушка то и дело опиралась на своего спутника и укладывала голову на его плечо. Бесстыдно пользуясь его мягкостью, дабы хоть как-то скрасить время поездки в легкой дремоте. Белый же был чуть более напряжен. Во время долгого молчания он вновь оставался наедине со своими мыслями и проблемами, от которых так старательно пытался отвлечься. Изредка он тоже пытался уснуть, однако это выходило плохо, так как вокруг было слишком шумно и людно, да и блондинка то и дело пыталась подлезть под широкую руку парня, а в получающейся в итоге позе малейшее ее движение доставляло боль в плечевом суставе. Так, изнывая от новых приступов мук совести и с неосуществимым в данный момент желанием все исправить, Коля провел те два часа, что переходил со станции на станцию, раскачивался в вагонах, поднимался и опускался на эскалаторах и травалаторах.



Но вот, наконец, долгая дорога оказалась позади и перед взором Белого и его спутницы предстала красочная картина. Высокие вековые деревья: дубы, клены, ели и сосны, ухоженные газоны и брусчатые тропинки, вихляющие среди проходов под кронами бесконечной глухой стены лесопарка, которую осень, будто уличный художник, разукрасила красочными и живыми картинками. А за этой стеной выглядывали величественные и плавные изгибы многочисленных аттракционов и колеса обозрения, для любителей классики, а так же торчали острые, словно хищные клыки, шпили комплекса экстремальных аттракционов для любителей пощекотать себе нервы.



Парочка замерла в восхищении, не решаясь ступить вперед, словно дети перед открытыми дверьми магазина игрушек. Однако это минутное помутнение прошло, стоило раздаться очередному пронзительному крику посетителей, рискнувших прокатиться на одних из самых больших американский горок в стране. И вот уже наши герои быстрым шагом двинулись вперед, еле сдерживаясь от желания перейти на бег. Каждый из них не мог оторвать взгляда от возвышающихся перед взором конструкций, пока их полностью не скрыла листва деревьев.



- Почему я в таком в восторге? – С замирающим дыханием спросила девушка, догоняя более шустрого и длинноного спутника.

- Не знаю. Может потому что в душе мы все еще дети?



Такой ответ вполне устроил обоих, и они, будто вновь превратившись в 12-ти летних, сорвались с места и побежали вперед. За длинным узким парком, который описывал аккуратный овал вокруг аттракционов, оказалось очень просторно. Нос щекотал сладкий запах карамели в попкорне и сладкой ваты. И это было не удивительно, от такого количества передвижных ларьков и тачек разных размеров. А от гуляющего народа вокруг не было отбоя. В глазах иногда начинало рябить от такого количества постоянно движущихся пестрых точек на таком малом участке земли.



Парочка поумерила свой пыл и стала неспешно прогуливаться среди людских потоков, иногда ловко уворачиваясь от движения толпы, чтобы не быть ею увлеченными. Они с интересом рассматривали аттракционы, карусели, горки и автоматы, но никак не могли решиться, с чего начать. Денег у обоих, как оказалось, с собой не очень много, а потому выбирать предстояло с умом и расстановкой.



- Может уже хватит курсировать тут, и просто пойдем на американские горки? – наконец не выдержал Белый и с надеждой во взгляде обратился к своей спутнице, немного нахмурив брови.

- Нууу, я даже не знаю. Они уж очень крутые. Я всю дорогу буду визжать и, наверное, даже глаза не открою. – смущенно залепетала она.

- А если я буду рядом?

- А ты что еще и свалить собирался?!



Девушка возмущенно встрепенулась и принялась мягко молотить мягкие плечи парня ладонями под его звонкие и веселые вскрики.



- Ладно, ладно, все! Ай! Успокойся, хахах!



Белый все же ухитрился поймать руки своей обидчицы и прекратить свое избиение. В итоге девушка сдалась, и довольный собой и своей победой ящер под ручку повел ее к горкам.



Выстояв приличную очередь, они, наконец, смогли пройти через турникет с оплатой и устроиться в мягком и вполне комфортном кресле вагонетки.



- Ну вот. Мне уже страшно. – мило сморщив нос, забубнила блондинка, покрепче прижимаясь к теплому боку.

- Просто держись крепче. – голос мохнатого был ровным и спокойным, как обычно.



Он крепко обнял спутницу за плечи и прижал к себе, вальяжно расположившись на оставшемся свободном месте. Однако в конструкции явно не было предусмотрена такая маленькая деталь, как наличие настолько большого хвоста у посетителей, так что ему пришлось мягко оплестись вокруг талии и бедер девушки.



- Полезет куда-то не туда – стукну.

- Так точно.



Коля тихо засмеялся, наблюдая за краснеющей Настей, и в этот момент аттракцион пришел в движение. Колеса загудели, а сидения мелко задрожали. Под крик: «Ой мамочки» - блондинка не удержалась и уткнулась носом в толстовку парня, чем вызвала только его усмешку и короткую шутку, которая утонула в свисте ветра и металла.



Вагонетки быстро рассекали воздух, то стремясь в небо, то камнем падая к самой земле. И даже, когда уже казалось, что система движений становится понятна и можно успокоиться, как на очередном круге трасса подкидывает новые сюрпризы и начинает неожиданно вихлять из стороны в сторону или внезапно ныряла в пустоту там, где раньше неспешно уходила вверх.



Забитый под завязку вагончик, казалось, был готов соскочить с рельс и улететь на другой конец города, с настолько большой энергией он двигался. И эта сила не оставалась не замеченной. Вверху живота каждого из пассажиров образовывался плотный и тяжелый комок, который требовал немедленного выхода, угрожая разорвать хозяина на части. И многие выплескивали его самым простым способом, то есть закричав. Крики не прекращались на секунду, а Настя, за время поездки так ни разу и не оторвавшаяся от кофты парня, и вовсе уже чуть не плакала от переизбытка чувств, адреналина и страха. А вот Белый всю поездку беспрерывно и громко хохотал, что иногда доносилось и напряженного слуха девушки. Это еще тогда ей показалось странным, но сознание было слишком занято, чтобы глубоко вдумываться в этот вопрос.



Наконец, вагонетки замедлились и остановились вовсе. Блондинка моментально отпрянула от Коли, тяжело дыша и поправляя растрепанные ветром волосы.



- Ну как тебе? – тихо проговорила она с частым сбивчивым дыханием, поднимая глаза и пытаясь привести себя в чувства.

- А мы уже приехали?



Перед блондинкой предстала картина маслом: ящер все еще находился в той же позе, что и вначале, только теперь был весь напряжен до последнего мускула в теле, его пальцы до скрежета когтей впились в поручень и сидения, а хвост удавом стянул ее ноги. Сам ящер вертел головой с крепко зажмуренными глазами и неловкой улыбкой, будто бы забыв, что веки надо еще и поднимать.



- Что? Ты… Ах ты!



Настя сначала не поняла, что это все значит, но когда до нее дошло, то она принялась стучать кулаками по груди Белого.



- А ты-то чего не смотрел?!

- Дык это. Страшно же. – Только смеялся в ответ ящер.

- А еще крутого строил! Хорохорился! Уууу, подлец!



Коля не стал в этот раз отбиваться и пружиной выскочил из вагонетки, начиная убегать от нападавшей. Только делал он это насмешливо медленно и плавно, будто в замедленной съемке. Девушка пустилась за ним и довольно быстро догнала.

- Ну все, все. Сдаюсь.



Парочка еще некоторое время отходила от пережитых ощущений и пыталась погасить остатки той скопившейся в теле энергии через смех и жаркое обсуждение того, у кого сильнее глаза были закрыты и где у кого после такой встряски, примерно, располагалась селезенка. Когда страсти поутихли, молодые люди нашли ближайшую закусочную. И уже у стенда с ценами и Белого произошел новый всплеск.



- Что?! Они тут еду продают или сокровища английской короны?!

- Успокойся, милый. Это всегда так в людных местах.

- Нет, это я понимаю, но совесть-то надо иметь! Они с такими ценностями эти жалкие хот-доги мне в золотой фритюрнице на баррели нефти жарить должны и на тарелке с салфеткой из листовой платины подавать!

- Какой же ты зануда…



Несмотря на все свое возмущение, Белый вскоре полез в карман за кошельком. И в ту же секунду случилось что-то странное. На парочку сзади налетел какой-то невзрачный низкий парнишка и чуть не сбил девушку с ног. И пока Коля ловил свою спутницу, из его пальцев выдернули кошелек. Коротышка моментально перешел на бег и попытался скрыться в толпе.

- Эй! А ну стой, урод!



Ящер практически сразу понял, что происходит и бросился в погоню. Воришка пригибался как можно сильнее и ловко маневрировал среди прохожих. Белый от него не отставал. Пусть и с меньшей сноровкой, но все же он успешно пробивался через толпу и лавировал между людьми, иной раз толкнув плечом какого-нибудь зазевавшегося мужчину. Нелюд громко и грозно рычал, весь ощетинившись, чем только помогал самому себе, так как люди сами начинали разбегаться перед ним. Он клокотал и кричал, но наглец не слушал всех тех проклятий и угроз, что лились на него сзади. Ровно как и окружающие на просьбы остановить беглеца.

Стоило скоплению людей начать спадать, как мохнатый ускорился в несколько раз со звериной силой, активно используя хвост, как противовес при маневрах. Воришка вилял и постоянно норовил резко свернуть за поворот и скрыться из виду, однако в один из таких моментов, когда ящер был совсем близко, когти зверя просвистели над самым его ухом. Расстояние стремительно сокращалась несмотря на все старания, и вот уже Белый отчетливо услышал, как наглец начинает ругать себя за то, что вообще связался с таким противником.

И именно в этот момент в ящера с силой влетел мужчина. Увлеченный преследованием хищник, уже воспринимающий это как охоту, настолько увлекся процессом, что не заметил, как все больше человек начинали пытаться помешать ему, видимо воспринимая в этой ситуации как агрессора именно его. И этот человек оказался первым, кто смог вмешаться. Но толку от него оказалось мало, так как ящер просто ухватил его за грудь, не прекращая движения, отбросил в сторону, будто мешок с картошкой. Сам мохнатый только раззадорился и продолжил погоню. Вор начинал задыхаться и сбиваться с ритма, так что мохнатый уже был готов поймать засранца и как следует ему надавать по кумполу, когда прямо перед нелюдом выскочил клоун с невысокой тележкой сладкой ваты. Коля не долго думая с разбегу запрыгнул на нее и оттолкнулся, но конструкция оказалась очень шаткой и просто ушла из-под ног. Мохнатый повалился на землю и кубарем прокатился еще пару метров.



Громко шипя и рыча, ящер растянулся на асфальте, чувствуя, как руки и ноги начинают саднить, а бока и спина гудеть и ныть от удара. Он попытался подняться, сдавленно постанывая от боли, но тут перед ним оказался тот самый мужчина и схватил Колю под грудки, подтягивая к себе и с ненавистью глядя в глаза.



- Ты чего с мальчишкой делать собрался гад? Почему он от тебя удирает?! Отвечай!

- Хр-рш-ш-ш. Придурок, Ты что ж творишь-то? – только и смог выдавить сквозь зубы ящер, даже не желая видеть лица «защитника детей».

- Это ты что творишь?! Людей перепугал, ребенка чуть не убил! Да я из тебя все дерьмо-то выбью!

Мужчина занес кулак для удара, но его руку крепко скрутил ловкий мохнатый хвост и резко дернул назад, отчего человек вскрикнул и одернул ее обратно.

- Скажи мне, ты реально такой дебил или просто притворяешься?! Этот шкет у меня кошелек спер! А я его пытался остановить! Я об этом бегал и орал как резанный, а ты еще и меня бить собрался? – Белый начал приходить в себя и резко оттолкнул человека, переворачиваясь на бок.

- Я… А. Ну… Все равно! Ты его чуть не убил! И не только его! - весь гнев мужчины моментально сдуло, но менее раздраженным он не стал. Видимо признавать себя неправым в этой ситуации он не собирался

- О господи! Скажи честно, тебя мама в детстве на голову уронила? Или нет, дай угадаю, наверное, батя учил, что если видишь кого-то рогатого, то его надо сразу же бить? Иначе я просто не вижу оправдания такому беспросветному и конченному дебилу как ты!

- Заткнись, черт недоделанный!

- Сам заткнись, обезьяна лысая! Как же вы мне все достали! Самовлюбленные и напыщенные индюки, возомнившие себя богами и создателями и относящиеся к остальным, как к недолюдям. Существам низшего сорта, недостойным даже того, чтобы помочь им поймать вора, которые улепетывает с их честно заработанными деньгами! Это же надо, откуда вы только такие умные беретесь! На хвост наступит – так даже не извинится - ладно, пофигу! Делают вид, что вокруг ничего не происходит только потому, что не хотят помогать какому-то животному – вот что вообще зашибись! Просто идеальная позиция! Вы этому своих детей учите, да? Унижай и властвуй, а осмелели – бей?!



Ящер совсем разбушевался. Он тяжело поднялся, придерживая рукой порванную ткань джинсы на бедре, и окинул всех собравшихся суровым взглядом. Люди смотрели на него холодно и отстраненно, ничего больше не добавляя, и только изредка цокая языками и вздыхая.

- Ладно, народ, расходимся. Рогатому только дай поговорить о расизме – так ты у него еще и в холокосте виноват окажешься. – наконец снова заговорил мужчина, первым не глядя махнув рукой на ящера прежде, чем тот успел сказать хоть что-то.



Остальные сделали точно так же, и вскоре на Белого никто и вовсе не стал обращать внимания, снова спеша мимо него провести свой выходной день в радости и веселье. Коля неспешно, не уронив чувства собственного превосходства, привел себя в порядок, насколько это было возможно, и чуть прихрамывая отправился на поиски Насти.



Но долго она себя не заставила ждать и вскоре сама показалась на горизонте.



- Бееелый! Беленький! Стой! – рогатый обернулся и тут же блондинка обхватила его руками и уткнулась носом в грудь, тяжело дыша и радостно улыбаясь. –Ты в порядке? Ты не ранен? Что произошло? Я слышала, что тебя забрали в полицию!

- Все, все. Тише, успокойся. Брехня это все. Не было никакой полиции. Что, кстати говоря, очень странно, ведь это было прямо чисто их дело. Я в порядке. Просто несколько ссадин. Этот говнюк смылся. Но я бы его поймал, если бы не тот придурок! Нет, это же надо!..



И стоило мохнатому снова собраться взорваться гневной критикой на современное общество и безнравственность людей, как он, как случайно опустил голову. От того чувственного и взволнованного взгляда полных слез глаз, которым одаривала его Настя, его сердце екнуло и вся злость растворилась. Ведь она никогда не проявляла ничего даже отдаленно напоминающее агрессию или неприязнь к нему и его друзьям. Так за что отчитывать ее?



Белый мягко улыбнулся и погладил девушку по голове, обнимая ее плечи в ответ.



- Все хорошо, милая. Я в порядке, в общем-то.

- А как же кошелек?

- Да ладно. В нем все равно была одна мелочь. Не велика беда. А карточки все я всегда отдельно от него храню как раз на такой случай. Поехали домой. Хватит с меня на сегодня приключений.